?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ФЕОРИЯ ЧАСТЬ-5



ФЕОРИЯ

ПРОДОЛЖЕНИЕ
ЧАСТЬ-5




ЭЛЬНИНЁ

8

Чтобы прийти к высшей правде, нужно непрерывно
и всем сердцем добиваться искренности.

Морихэй Уэсиба.


Эльнинё поклонился сенсею и покинул додзё – зал для тренировок и медитаций. Как он ни старался сконцентрироваться на упражнениях, какая-то странная рассеянность не позволила ему это сделать. Учитель сначала терпел это его состояние, но через полчаса тренировок сделал ему знак рукой и сложил брови в иероглиф, обозначающий все, что он думает о своем лучшем ученике. Но потом смягчился и кивнул головой на выход.
Жара стояла сумасшедшая. Игорь сразу пожалел, что так рано покинул прохладный зал, но отступать было поздно. Нехотя, нога за ногу, брёл он по аллейке, где ещё было не очень жарко, к метро. Улица шумела в стороне сквозь неширокую зелёную полосу деревьев и кустов, к ней, горячей и душной, неумолимо приближался Эльнинё.
Навстречу ему в жиденьком полумраке аллеи шли девушки, они посматривали на Игоря переговаривались и чему-то смеялись. Ещё вчера Эльнинё расправил бы плечи, распушил хвост и придал бы лицу загадочно-дерзкое выражение… даже сказал бы какую-нибудь дежурную заготовку, но… сегодня он только вяло мазнул взглядом по представительницам прекрасного пола и, когда отошёл от них на пару метров, до него донеслось «…ботаник…».
– Да уж, - прошелестело в сознании, – сегодня растения мне милее…
Но думать о растениях и о людях не хотелось – ему ничего не хотелось, словно он не жил, а спал, не желая просыпаться.

Как сказал Маше в начале знакомства Соломон, в крови Игоря была горячая струйка испанской крови, поэтому его облик был с налётом южной экзотики. Прабабушка по матери у него была испанка, причём, дворянского происхождения, а его прадед был военный лётчик Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Когда в Испании началась гражданская война, он добровольно отправился туда помогать испанским товарищам бороться с фашистским режимом и не пожалел. Эта борьба для предка Игоря закончилась тем, что он получил лёгкое ранение в плечо и жену – Марию, которая тяжело ранила его в самое сердце и потом залечивала это рану всю оставшуюся жизнь.
Победить испанские коммунисты не смогли, не смотря на все усилия Сталина, уж больно бессистемным и анархичным было организовано сопротивление франкистам. Генеральный секретарь коммунистической партии Испании Долорес Ибаррури, с которой была знакома восемнадцатилетняя героическая прабабушка Игоря, назвала то, что в итоге получилось «царством грабежа», а Воевавший в Испании Маршал Советского Союза Мерецков называл анархистов, союзников по борьбе, «веселыми головорезами» - в итоге генерал Франко, которого очень мощно поддерживал Гитлер, победил. Но испанка Мария уже не была свидетелем их поражения – вместе со своим мужем, молодым лётчиком Владимиром, она была эвакуирована в Советский Союз.
Отчасти из-за имени своей прабабушки, в которой маленький Игорь души не чаял, отчасти из-за некоторого внешнего сходства с ней, его новая подруга Маша произвела не Эльнинё такое сильное первое впечатление… Но эта лёгкая ноющая боль прозрачной влюблённости скоро прошла, уступив место какому-то загадочному родственному чувству к чужому человеку… Игорь был на первых порах и озадачен, и обрадован – дружить было лучше, чем попусту воздыхать.
Эльнинё ещё застал свою легендарную прабабушку-бойца и не просто застал, а на себе прочувствовал её могучий и мудрый воспитательский талант. Когда он родился, она была крепкой, пожилой женщиной, очень привлекательной и в свои семьдесят пять выглядела лет на десять-пятнадцать моложе. Его родители в лихие девяностые носились по Москве, зарабатывая деньги, и вся тяжесть воспитания маленького айкидошки легла на её энергичные плечи. Кстати, это испанская прабабушка была инициатором его поступления в спортивную секцию айкидо, за что Эльнинё был ей благодарен, но в последствие всё оказалось куда сложнее.

Игорь с детства был очень рационален. Не то чтобы он сам хотел всё прикидывать и высчитывать – нет… просто так было устроено его сознание. Например, когда он заходил в метро, то сразу знал, куда он встанет или сядет. Он был мастер упаковывать себя в окружающее пространство. Больше всего ему нравилось стоять у дверей на выходе – самое оптимальное место – не надо продираться к выходу, почти не толкают, да и держаться за поручни нет нужды, сзади всегда есть на что опереться. Поэтому его слегка раздражало, когда люди становились нерационально, то есть вокруг них было много пространства, но не настолько, чтобы можно было встать рядом.
– Ни два, ни полтора, – мысленно говорил он и внутри у него всё корчилось как у музыканта от фальшивой ноты. ­
Та же рациональность и оптимальный подход привлекали его и в приёмах айкидо – точность, эффективность, ничего лишнего. Однако не стоило думать, что Игорь был деловым сухарём, он был чутким и эмоциональным юношей, но с ранних лет под руководством опытного сенсея, научился контролировать свои чувства так же как части своего тела при проведении приёма. Темпераментной испанской бабушке это не всегда нравилось… иногда она даже называла его старичком, когда в цирке дети смеялись, а её благородный правнук был тих и задумчив.
– Игорь! – возмущалась бабушка Мария, – Очнись! В тебе же течёт испанская кровь! – При этом ноздри её раздувались, словно листва по московской мостовой шелестел приятный акцент, а глаза блестели как у тореадора. Но её маленький бычок-внучок только участливо смотрел не обожаемую бабушку и согласно кивал головой. И бабушка, безумно любящая внука, быстро успокаивалась, понимая, что в холодном северном характере правнука её горячая испанская кровь так и не пробила себе русло.

Эльнинё любил айкидо. Вот к нему он совсем не был равнодушным. Оно нравилось ему не только как рациональная система ведения боя, но, наравне с этим ему нравился его дух – по-японски сдержанный и утончённый. Он вдыхал этот религиозный дурман, как аромат сандаловых палочек в синтоистском храме и гонял по юному телу энергию – ци, вибрируя, как скрипка в руках небесного мастера.
Соломон на первых порах их знакомства пытался перековать айкидоку в Православие, но скоро понял, что тот застыл в синтоизме и буддизме, как муха в янтаре, и нехотя оставил свои попытки катехизировать друга.
А ещё у Игоря было обострённое чувство справедливости. Его возмущало человеческое равнодушие, которое он считал самым главным признаком деградации. Все старушки на переходах и лестницах были его «добычей» – его влекло к ним как магнитом – он переводил, носил сумки, открывал двери… и потом купался в лучах благодарности и искренне недоумевал, когда видел чудовищный эгоизм некоторых субъектов.
– Как можно, – поражался Эльнинё, – не делать людям ничего доброго и при это желать и ждать себе денег, удачи, счастья… На каком основании?!  – И, не найдя в конечном итоге ответа, ответил на свой вопрос так, как, наверное, ответил бы Винт, – просто у всех этих людей неполное программное обеспечение – нужных добрых файлов не хватает… Но как справиться с этой проблемой он не знал.



9
Такое ремесло, что к чёрту занесло.
Силён черт, да воли нет.

Народная мудрость.

«Если ты не готов изменить свою жизнь,
тебе невозможно помочь».

Гиппократ


Зелёные своды аллеи как-то внезапно закончились – Игорь вышел на последний переулочек перед станцией метро, оставалось только пересечь его, пройти под мостом и, он уже предвкушал относительную прохладу залов московского метрополитена…
Тонкий прозрачный туман стал быстро сгущаться и заколыхался болотным маревом впереди.
– Где-то трубу прорвало, что ли, – вяло подумал айкидока. И стал переходить дорогу. Вокруг как-то странно потемнело, словно солнце, которое висело ещё довольно высоко, отгородили от него плотным, серым светофильтром – заметно похолодало, но воздух, вопреки ожиданию, стал не свежим, а наоборот, каким-то затхлым.
– Точно, труба парит, – но развить эту мысль он не успел. Двигаясь сквозь туман вдоль бордюра, он увидел, что перед ним проявляется большой тёмный силуэт по виду старинной машины с зарешёченными окошками.
– Воронок, – мелькнуло в голове у Игоря. Он вспомнил рассказы прабабушки, что в сталинские времена так называли милицейский фургон для перевозки задержанных «врагов народа» или просто задержанных. Силуэт фургона был нечётким, он дрожал и расплывался здоровенной чёрной кляксой. От него отделилась «клякса» поменьше и стала приближаться к Эльнинё, ещё пару мгновений и он узнал типа из Измайловского парка с кукольным глазом в чёрном френче, но уже без трости. Гримаса торжества и злорадства застыла на его физиономии.
– Ну вот и встретились, парень, – хриплый голос типа звучал как из сундука. – Где твои дружки? А? Не слышу – и он закашлялся в хохоте.
Игорь оторопел. Всё походило на кошмарный сон, не было той чёткости и реальности, которая была в парке.
Раздался скрип, с таким гулким эхом, словно открывали ржавую железную дверь в подземном каземате, и дверца машины медленно отворилась. Кукольный субъект сделал приглашающий жест, и его гримаса стала совсем уже нечеловеческой.
– Карета подана, – ухнул его подземный голос, – прошу на рандеву с боссом, дражайший даймоникола. – Последнее, непонятное Игорю слово, он почти провыл…

Эльнинё стоял не шевелясь. Его, всегда готовое к действиям тело, словно налилось свинцом и перестало подчиняться, а хвалёная энергия ци, которая всегда была под рукой, как цыплёнок, укатилась жёлтым клубочком и всосалась в темноту адской колымаги.
Чёрный френч уже приближался к нему, неестественно увеличиваясь в размерах… время словно остановилось.
Вдруг справа и чуть сзади от Игоря что-то ярко и беззвучно вспыхнуло, расколов пространство, пахнуло озоном и серый туман вместе с человекообразной кляксой, как ряску на пруду, отбросило к фургону.
Из-за правого плеча Игоря неспеша вышел некто. Человек был одет в светлый костюм полуспортивного покроя и был выше него головы на две или больше. Русые, почти белые волосы до плеч… Казалось, что он был слегка горбат, но одновременно держался очень прямо. Тёплая волна окатила Игоря с головы до ног... расслабила, почти погрузила в сон.
– Уходи. – Ёмкий певучий голос человека заполнил пространство и широким лучом прожектора, выталкивал перемешанную с туманом тьму из этого мира. Кукольный глаз пятился к машине лицом к гостю, но смотрел не на него, а в сторону. Эльнинё, всё это казалось какой-то театральной постановкой. Ум отказывался воспринимать это как реальность и превратил его в зрителя первого ряда партера. Справа от Игоря серой глыбой уходил в небо здоровенный сталинский дом какого-то учреждения, впереди был железнодорожный мост, слева проезжая часть… и ни одного человека, ни одной машины, даже сооружения были словно декорации несуществующего в этом измерении города.
– Уходи, грим. – Снова пропел гость. – Исчезни.
И тогда тот, кого назвали грим, засвистел. Но засвистел – это мягко сказано. Словно все электрички мира, свистя, разом ринулись на айкидоку. Он почти терял сознание. Этот чудовищный свист смывал, уносил его разум, как бурлящий поток. Раздался треск, вслед за которым в шуме и хлопанье крыльев невесть откуда взявшихся ворон, появился ещё один персонаж.
Зритель первого ряда партера Эльнинё перевёл на него взгляд. Но первым впечатлением, которое хватанул Игорь, был не вид, а запах… От того шло настолько мерзкое, чудовищное, непередаваемое зловоние, что он скончался бы на месте, если бы не чувствовал, что светлый великан каким-то образом держит его на плаву. Существо было похоже на человека и тоже в костюме. На Эльнинё смотрело лошадиное лицо, но более плоское, чем морда лошади, чёрные глаза, состоящие из одних зрачков, выпуклых, как у муравья и без век. Игорь глянул вниз и содрогнулся от омерзения, причиной тому были колени под брюками этой нежити – они выгибались назад.
– Ра-ра-ра! Фа-фа-фа! – Взревело отродье, а потом из бездонного лошадиного горла полилась уже какая-то мешанина звуков, похожих не на речь, а на клёкот тираннозавра, полощущего горло. Этот жуткий гоблин как-то бочком-бочком стал передвигаться к тёмному фургону и стоящему там одноглазому гриму, который встречал его приближение радостным шипением. Тьма вокруг них начала сгущаться. Они явно, что-то замышляли и готовили. И тогда светлый шагнул к ним. Как в замедленной съёмке увидел Эльнинё, что его заступник провёл пятернёй по лошадиной морде неподвижно стоящего урода, тот ухнул и сел…
– Сотворить шмазь, – пронеслось в голове Игоря – это было второе непонятное словечко за сегодня. Светлый гигант, словно старую афишу, содрал личину ужасного монстра и теперь на месте его физиономии зияла чернота. От руки светлого шёл пар, а вокруг его головы чётко обозначилась лёгкая радуга, какая бывает в брызгах поливальных машин на ярком солнце.
Тёмная парочка как-то карикатурно скомкалась, слиплась и с шелестом втянулась в чёрный прямоугольник дверного проёма катафалка.
Шум улицы, как вдох, влился в сознание Эльнинё, вокруг как-то неестественно быстро, словно навёрстывая упущенное время, задвигались люди. Его светлый спаситель стоял в двух шагах и смотрел на него. Его рост уже не был исполинским, а просто высоким и горба за спиной не было, человек как человек, только волосы были всё те же – светло-русые до плеч.
– Ну что, Игор… – он произнёс его имя без мягкого знака, но Эльнинё почему-то не удивился этому, – какие соображения имеешь? – И поскольку айкидока только молча таращился на него, продолжил.
– Первый раз тебе помогли, но, чтобы не было второго раза, помоги себе сам.
– В каком смысле? – Хрипло спросил восточный единоборец, наконец-то разлепив губы, – как я могу себе помочь?
– Как назвал тебя грим, помнишь? – Эл помнил все мельчайшие детали происшедшего и кивнул. – Даймоникола означает «поклонник демонов» или, проще говоря, язычник.
Игорь судорожно сглотнул слюну.
– Ты хороший парень, Игор, у тебя хорошие друзья… Но вам всем надо меняться, а если продолжите старую жизнь, вам перестанут помогать и вас просто съедят, как в переносном, так и в прямом смысле.
– Надеюсь, ещё увидимся, – незнакомец повернулся, собираясь уходить.
– Подождите, – пискнул айкидока, – как вас зовут, кого мне благодарить-то?
Светлый человек обернулся.
– Благодарить тебе надо… – он возвёл глаза к небу, – понял, Кого? А меня зови Раф. И вот ещё что, Игор, брось ты носиться со своим ци, подведёт она тебя под монастырь обязательно. Это ведь, так – твоя персональная игрушка, не жди от неё настоящей помощи – не получишь.
Он повернулся и устало зашагал в сторону аллеи. Игорь провожал его взглядом, покуда тот не скрылся за деревьями, но и после этого, он всё стоял и смотрел, смотрел и вспоминал, вспоминал и думал… о том, что он перелистнул страницу своей старой жизни, в которой остались кимоно, сандаловые палочки и сенсей…
– Мне срочно надо к Соломону, – возникла в голове мысль и тут же превратилась в твёрдую уверенность, – пора начинать выживать…
И он ринулся к метро, позабыв о жаре и обо всём на свете.

Comments

( 41 comments — Leave a comment )
Ната Моя
Nov. 18th, 2015 05:17 pm (UTC)
Ожидание вознаграждено сполна! Благодарю)
sufler12
Nov. 18th, 2015 07:13 pm (UTC)
И Вам спасибо! ) Впереди ещё много интересного.
(no subject) - Ната Моя - Nov. 18th, 2015 07:20 pm (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Nov. 18th, 2015 07:30 pm (UTC) - Expand
(no subject) - Ната Моя - Nov. 18th, 2015 07:31 pm (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Nov. 18th, 2015 07:49 pm (UTC) - Expand
sergey_anaxata
Nov. 18th, 2015 06:08 pm (UTC)
Суф, как самочувствие ?
sufler12
Nov. 18th, 2015 07:15 pm (UTC)
В таких случаях говорят: не дождётесь ) Но я спрошу мягче: намекаешь?
Нормально.
(no subject) - sergey_anaxata - Nov. 19th, 2015 07:06 am (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Nov. 19th, 2015 07:24 am (UTC) - Expand
(no subject) - Татьяна Серегина - Nov. 19th, 2015 09:41 am (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Nov. 19th, 2015 09:55 am (UTC) - Expand
(no subject) - Татьяна Серегина - Nov. 19th, 2015 10:14 am (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Nov. 19th, 2015 10:30 am (UTC) - Expand
(no subject) - sergey_anaxata - Nov. 19th, 2015 01:14 pm (UTC) - Expand
(no subject) - Andrey Fedorov - Nov. 19th, 2015 04:43 pm (UTC) - Expand
(no subject) - Татьяна Серегина - Nov. 19th, 2015 05:34 pm (UTC) - Expand
(no subject) - Andrey Fedorov - Nov. 19th, 2015 05:42 pm (UTC) - Expand
(no subject) - Татьяна Серегина - Nov. 19th, 2015 05:53 pm (UTC) - Expand
(no subject) - Andrey Fedorov - Nov. 19th, 2015 05:57 pm (UTC) - Expand
(no subject) - Татьяна Серегина - Nov. 20th, 2015 05:23 am (UTC) - Expand
Andrey Fedorov
Nov. 18th, 2015 07:12 pm (UTC)
Мдаа.. Поучительная история)...
Ещё!
sufler12
Nov. 18th, 2015 07:16 pm (UTC)
Будет, Андрей. Завтра-послезавтра выложу )
Татьяна Серегина
Nov. 18th, 2015 07:16 pm (UTC)
Да, да, я так и представляла..."Русые, почти белые волосы до плеч…"высокого, очень высокого роста именно так выглядит...Ангел)
Интересно как дальше будут события разворачиваться)
sufler12
Nov. 18th, 2015 07:18 pm (UTC)
А это, Танюша, даже мне неизвестно )) Они хотят сами жить, вот ведь какая штука... Я только рядышком иду и суфлирую потихоньку, но они, увы, не всегда прислушиваются )
(no subject) - Татьяна Серегина - Nov. 18th, 2015 07:23 pm (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Nov. 18th, 2015 07:24 pm (UTC) - Expand
romankochnev
Nov. 18th, 2015 07:22 pm (UTC)
Да, мобилизующе до некоторой степени.
sufler12
Nov. 18th, 2015 07:28 pm (UTC)
Ох, Роман... Если всё получится, как я предполагаю, то... ) Вобщем, будем вместе творить мир - приглашены все желающие )) Масштаб, конечно, не вселенский, но лиха беда начало.
(no subject) - Татьяна Серегина - Nov. 18th, 2015 07:48 pm (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Nov. 18th, 2015 07:51 pm (UTC) - Expand
(no subject) - Andrey Fedorov - Nov. 18th, 2015 10:29 pm (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Nov. 19th, 2015 05:36 am (UTC) - Expand
(no subject) - Andrey Fedorov - Nov. 19th, 2015 06:41 am (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Nov. 19th, 2015 08:25 am (UTC) - Expand
slunecna
Nov. 18th, 2015 07:45 pm (UTC)
Интересно! )
Пишите ещё...
sufler12
Nov. 18th, 2015 07:48 pm (UTC)
Спасибо! Теперь уже не остановлюсь )
sergey_anaxata
Nov. 19th, 2015 01:15 pm (UTC)
2015-11-19 04:10 (UTC)
Отслеживать
Жень, ты должен знать уже, что Православие - это не христианский термин. И почему христианство на Руси стало православным. Русичи не захотели полностью отречься от своей прежней веры. Устояли. Поэтому мы сейчас имеем шанс выжить, потому что не полностью поддались когда то веяния/верованиям Запада.
d0z4t0r
Nov. 20th, 2015 06:04 pm (UTC)
И тут без бабушки не обошлось! :))
А вот айкидо - это интересно. Великий учитель Уэсиба, не он ли учил -"любите врагов ваших" - своих учеников?
sufler12
Nov. 20th, 2015 06:14 pm (UTC)
Бабушки - это наше всё. Дедушки, впрочем, - тоже. ) Я вообще к предкам с большим уважением отношусь... вплоть до Адама. Кто мы без них...
Морихей Уэсиба был мудрый человек, раз повторил фрагмент Нагорной проповеди Христа.
(no subject) - d0z4t0r - Nov. 20th, 2015 07:42 pm (UTC) - Expand
( 41 comments — Leave a comment )