?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ФЕОРИЯ ЧАСТЬ-3



ФЕОРИЯ

ПРОДОЛЖЕНИЕ
ЧАСТЬ-3


5

«То, что нас не убивает, делает нас сильнее».
Фридрих Ницше.

Винт плыл в булочную сквозь густой, горячий воздух. На дворе, как молочный зуб, прорезывалось третье тысячелетие. Оно чесалось и ныло, оно уже заявляло о себе белой кромочкой чего-то нового и острого, которое могло укусить, но еще не могло жевать. Оно было слюнявое, воспаленное, немощное... оно еще не могло говорить, но уже пыталось переваривать.
– Рук не хватило… – в голове все звучали бабушкины слова. – Что же мне там с рукой-то померещилось? – Но… прошлое ощущение надежно засело в прошлом, как хорек в норке, и вылезать на призывы Винта не собиралось.
– Эй, – откуда-то снизу раздался сиплый голос. Винт не сразу понял, что зовут его. Он повернул голову и увидел в узком пространстве между ларьками бомжа. Тот лежал на картонных коробках сухих и аккуратно выложенных наподобие матраца, был он не грязный, но сильно потертый. Лицо носило следы романтического свидания с алкоголем, но черты еще оставались человеческими. Глаза завсегдатая улицы болезненно силились зафиксироваться на Винте, и в них даже плескалось некое подобие интереса и дружелюбия.
– Хорошая погода, не правда ли? – Просипел лежащий.
– Идиотизм, – подумал Антон, а, может, и не только подумал, потому что бомж ощерился улыбкой и закивал.
– Не подумайте, что мне нужно от вас чего-то материального, – вежливо прорычал этот Диоген, – просто лицо ваше, – он выдержал актерскую паузу, кого-то гоняя языком во рту, – так располагает, что просто не мог пройти мимо, – выдал он.
Винт тоже не мог пройти мимо и даже, не то что присел, а как-то осел, рядом с ним, словно сугроб. Бомж оценил это торжественной гримасой.
– Да, это поступок… и заметьте, – он упорно обращался к Винту на «вы», – будь я на вашем месте – не уверен, что поступил бы аналогично. – Длинная фраза вконец его измотала. Он повернулся на бок и лег перед Антоном как патриций. Какое-то время житель межларьковья приветливо и расфокусированно созерцал компьютерного гения.
Винт, наконец-то, обрел дар речи.
– Нет… может, вам нужно чего? – выдавил он каким-то не своим писклявым голосом, – я живу тут рядом, скажите – я принесу. Теплые вещи какие-нибудь, – нудил Винт, разглядывая капли пота на его переносице, – от деда остались, крепкие еще...
– Добрая душа, – бесцветно проговорил тип, глядя куда-то мимо него, – деда помнишь, а я вон и себя-то уже забывать стал.
Антону стало ужасно тоскливо, он уже не рад был, что влез во все это. Видимо, бомж почувствовал это, потому что вдруг резко поднялся и сел по-турецки.
– Ну-ну, не все так плохо в этом мире. – Его голос уже не пугал инфернальными частотами.  Кровь отлила от лица, и оно являло собой уже нечто приличное – таким могло быть лицо младшего научного сотрудника или, к примеру, токаря шестого разряда.
– Я крайне признателен за готовность помочь и…  позвольте пожать вам руку, мой юный друг. Меня зовут Рафаил, можно просто Раф.
– Руку… руку, – гулким эхом отозвалось в голове Винта. – Он с сомнением посмотрел на протянутую руку – она была чистая, не было даже траурной каймы под ногтями. Антон пожал сухую и прохладную ладонь Рафа. На мгновенье ему показалось, что все вокруг, начиная с его нового знакомого – бутафория, грубая личина, надетая на что-то важное и ускользающее.
– Между двух ларьков приют для дураков. – Выдал Раф, с интересом изучая его лицо.
– Что-что? – переспросил Винт.
– Место, говорю, здесь хорошее – никто не мешает, и я никому не мешаю. Лежу себе и созерцаю людской поток, движение жизни, так сказать… Люди, люди, люди – много людей, но вы первый, с кем мне захотелось поговорить. – Он смотрел на Антона уже глазами усталого профессора математики, – …поговорить о человеке, – голос Рафа убаюкивал, – о его предназначении, о Вселенной…
До Винта, наконец, стала доходить нелепость ситуации.
– Что вы дурака-то валяете! – Антон сам не ожидал от себя такой грубости, – никакой вы не бомж, что я, бомжей не видел, что ли?
– Вот-вот, – улыбнулся Раф, – именно его я и валяю. – Он снова лег на картонки, оплыл лицом и как-то потускнел.
Винт механически встал, сделал два шага в сторону по тротуару и оглянулся. На него опять смотрело сизоватое, опухшее лицо бомжа.
– Заходи. Буду рад. – Просипел бомж и отвернулся.

Антон плыл сквозь пекло из булочной домой. Пакет с хлебом бил его по ноге, а в висках стучала кровь. Вокруг все таяло, текло и куда-то уплывало.
Узкая Халтуринская улица... Двойные трамвайные пути. Много раз в своей жизни перепрыгивал он их в три-четыре прыжка, пролетал, не заметив. Всему виной жара… будь она неладна!
…Трамвай вырос перед ним как из ниоткуда. Словно кто-то поставил его, Антона, как шахматную пешку перед слоном, в уже проигранной партии… под бой, отчаянно и бессмысленно, и уже нельзя было отыграть назад.
Трамвай закрыл все небо. Лениво, сонно поползли мысли о дне рождения, о бабушке на кухне, о ребятах, которые, наверное, пришли…
…Резкий рывок. Даже не рывок, а беззвучный взрыв смел все фигуры с доски. Что случилось, Винт так и не понял. Очнулся он стоящим и прижатым к газетному ларьку, кто-то железной хваткой держал его за плечи, не давая сползти на тротуар. В мир медленно возвращались звуки и краски, воздух отчего-то заметно посвежел, пахло озоном, как после грозы.  На Антона в упор смотрел Рафаил.
– Аннушка не проливала масло, Антон, – лицо бомжа-Рафаила было совсем рядом и одновременно очень далеко, – едва заметная улыбка, тонкий приятный запах, словно дорогого одеколона. – Это финал не твоего романа, приятель, давай-ка оставим кое-кого с носом. Иди домой, – Рафаил, наконец-то, отпустил его, – тебе будет, о чем поговорить с друзьями, только про бомжей не стоит, не знаешь ты о них ничего, – и он мягко подтолкнул Винта в спину.


6

«Дружба — гавань, к которой стремится человек,
она доставляет радость и спокойствие духа,
она — отдохновение в этой жизни и начало жизни небесной».

Торквато Тассо

Соломон, скрестив руки на груди, стоял у окна и смотрел на улицу. За его спиной негромко переговаривались Маша и Эльнинё. Стол уже был наполовину накрыт, ждали только Винта, но тот, что-то задерживался. Баба Дуся, зная рассеянный характер внука, не сильно тревожилась. Бывало, тот уходил минут на десять, а приходил часа через три.
– Женщина должна уметь вкусно готовить, – вещал Эльнинё, вдыхая ароматы стола и кухни.
– Это одно из ее неотъемлемых качеств, как длинные волосы, высокий голос и миниатюрный размеры. После этих слов Соломон отвернулся от окна и посмотрел на компанию. Айкидока сидел в уютном кресле, утонув в нем своим некрупным телом, взгляд его был прикован к столу, он явно был голоден. Мария сидела в кресле напротив и улыбалась.
– Ну, насчет кулинарии возражать не стану, – Слава присел на стул, – длинные волосы – уже спорно, а что касается размеров, как же твоя миниатюрная дама коня на скаку остановит?
– Зато в горящую избу маленькой проще прошмыгнуть, – нашелся Эльнинё.
– Хватит давать женщинам дурацкие спецзадания! – Не выдержала Мария, с трудом сдерживая смех, – готовить согласна, но все остальное – садизм. И если кто-то не любит женский баскетбол, из этого еще не следует, что надо рассматривать нас под микроскопом.
Пока Эльнинё, заострив на потолке взгляд, подбирал достойный ответ, вошла Евдокия Григорьевна с большим блюдом пирогов. Над пирогами нереально дрожал воздух. Взгляд матерого ниндзя остекленел.
– Кушайте, ребятки, – баба Дуся всегда тонко чувствовала настроения гостей.
– Антоша вас голодом уморит, подкрепитесь, пока он не пришел.
Айкидока ловко схватил пирог, разломил его – он был с капустой – и, осторожно дуя в каждую половинку, застонал. Соломон, перехватил у бабы Дуси блюдо и сначала галантно предложил пироги Маше, а потом взял себе. У Эльнинё забегали глаза, он осознал свой промах, но было поздно.
– Голод – не тетка, – благодушно пророкотал Слава.
Пироги были изумительными, но дегустация длилась недолго.
Пропел дверной звонок. Бабушка выглянула из кухни.
– Антоша что, еще кого-то позвал?
Ребята переглянулись.
– Нам, он во всяком случае, он об этом не говорил, – за всех ответил Соломон.
Дверь открыли – на пороге стоял Винт. Он держал пакет с хлебом за одну ручку и смотрел на всех так, как будто впервые видел их. Пауза длилась секунд пять. Наконец, до него дошел дух пирогов и глаза начали приобретать осмысленное выражение.
– Антоша, ты что, ключи потерял? – Евдокия Григорьевна за рукав потянула его в квартиру, потому что сам он заходить в квартиру не собирался.
– Наверное, это у него от жары, – предположил Эльнинё, жуя пирог.
Мария решительно потащила Винта в ванную и почти насильно сунула его голову под кран с относительно холодной водой. Из-под воды он вернулся, если и не Иваном-царевичем, то уж точно Винтом обыкновенным, а то инфернальное, что до этого присутствовало на его лице, издавая булькающие и квакающие звуки, смылось и втянулось в дыру водостока.
– Все объяснения потом, – отрезал Соломон, решив экстренно переключить Винта.
– Вперед к подаркам!
Они мягко и нежно под белы руки почти внесли размякшего «новорожденного» в гостиную. Винт с полотенцем на голове был, как халиф, посажен в кресло, подперт подушками и уже приходил в себя, хлопая глазами и озираясь по сторонам.
Баба Дуся следила за манипуляциями друзей над ее внуком, прижав руки к груди. Что-то с ее Антошей было не так, но ребятам она доверяла.
Соломон правил бал и первым поздравляющим выпустил Марию.
– Дорогой Антон, – Винт под полотенцем насторожился, Маша смутилась.
– Дорогой Винт, – поправилась она. Ребята и баба Дуся, как завороженные, смотрели ей в рот, и она отчего-то вдруг совсем растерялась. С приходом Винта в атмосфере квартиры появилось что-то необычное, Мария почти слышала беззвучную, но пронзительную ноту, звенящую у её виска, появилось странное щемящее чувство в области сердца. Но она справилась с собой.
– Винтик дорогой, – уже совсем не торжественно проговорила Маша.
– Мы тебя все очень любим и боимся потерять, а ты все так и норовишь потеряться. Вот, это тебе. – Она достала из пакета коробочку и протянула Антону. Из нее, тускло поблескивая боками, на свет появился GPS навигатор. Эльнинё вытянул шею из-за плеча Соломона и, посапывая, разглядывал полезную игрушку.
– Да, старичок, ты это на руку нацепи, как часы, и ходи в булочную теперь только с ним – точно не потеряешься. Москва сложный город, то ли дело Питер, – Эльнинё был родом из города на Неве.
– Там улицы прокладывали по Евклидовой геометрии, а здесь – по Лобачевскому.
– Хватит про булочную, – прошипела Мария, давая взглядом понять, что она думает по поводу его деликатности и такта.
Но Винт ничего не слышал. Он держал в руках навигатор, как юный натуралист держит ежа или котенка, и на лице его плавились нежность и умиление.
– Ой, какие мы халёсие… – разлепив губы, хрипло проблеял Винт, подав голос в первый раз после своего странного возвращения.
Евдокия Григорьевна благодарно смотрела на Машу, а Соломон и Эльнинё застыли фрагментом скульптурной группы «Лаокоон», обездвиженные трепетным созерцанием воскресающего друга.
Антон порозовел и что-то даже мурлыкал себе под нос, деловито нажимая на кнопочки.
– Да-а, – протянул Слава с радостной безнадежностью, – в десятку. Мы, Эл, со своими подарочками можем повременить.
– Отчего же, – неожиданно встрепенулся Винт, глаза его заблестели, – я очень даже готов.
– Давай, Эл, дари. – Соломон широко улыбнулся, – он, наверно, ждет, что ты к его навигатору Мерседес подгонишь.
– Ну, мерседес – не мерседес, а в хозяйстве пригодится.  – Эльнинё полез в свой портфельчик и вынул оттуда длинный сверток. Неторопливо стал разворачивать, наслаждаясь, тянул время, поглядывая на замерших друзей.  И вот, наконец, на стол перед Винтом лег элегантный и грозный японский кинжал «танто» оправленный в слоновую кость, украшенную резными драконами.
– А ножи дарить нельзя, – неуверенно сказала Маша.
Эльнинё посмотрел на нее, как средневековые самураи смотрели на крестьянок.
– Это не нож, – высокомерно заявил он.
– Это атрибут чести и достоинства мужчины, – но тут же хитро ухмыльнулся, – впрочем, гони монетку, именинник.
– Я не именинник, а деньрожденник, – заявил Винт, протягивая ему червонец.
– У меня именины 10 марта, Антоний я, в переводе означает «вступающий в бой», усёк?  
– Гляди-ка ты, про именины помнит, – обрадовался Соломон, скептически разглядывая тощую фигуру «вступающего в бой».
– Погоди в бой, теперь моя очередь подарки дарить. – И он выволок из прихожей тяжеленький баул.
– Поросенка, что ль закоптил? – язвительно осведомился айкидока.
Соломон, не отвечая, с олимпийским спокойствием возложил тушу баула Винту прямо на колени. Тот радостно ухнул.
– Не салом единым живет человек, – атлет назидательно поднял указательный палец и вскрыл баулу брюхо.
– Но также и слово доброе употребляет, – продолжил он, – рви бумагу боец.
Антон распотрошил упаковку и на него глянули корешки семи толстенных томов Толковой библии Лопухина.
– Ты же истину ищешь? Вот я и решил – не повредит.
Ребята нависли над книгами, разглядывая глянцевые древесного цвета тома.
– Здорово! – восхитилась Маша.
– Ты читать-то умеешь, Винтецкий? – Эльнинё явно был в кураже. – Ты же все больше с цифрами…
– Игорь! – Мария не любила ерничанья.
– А что я? Дзен буддисты еще и не так прикладывают. Развивает духовно. Назвался «вступающим в бой» бейся, борись, но… – он назидательно поднял указательный палец, – в первую очередь с собой.
– Ну хоть не в день рожденья экспериментируй, гуру, – продолжала умолять Маша.
– Тогда уж не гуру, а сенсей. Ладно. Убедила. Понял, смертный бой откладывается на неопределенное время. Слышь, Винт, расслабься. – Он потрепал его по плечу.
– А я и так расслаблен. – Антон откинулся в кресле.
– Вот сижу и мечтаю: забурюсь по навигатору в какую-нибудь глухомань, залягу в берлогу со всеми этими томами, буду читать, и каждый день зарубки кинжалом делать, как Робинзон.
– Робинзоны! – не выдержала баба Дуся.
– Вы за стол сегодня сядете? Теперь мой черед пришел дарить, а Машенька мне поможет на стол подарки поставить.
– Ни в коем случае! – Соломон сгреб Эльнинё в охапку,
– Сегодня – это наше удел. Маша и Антон – зрители, мы – игроки… Евдокия Григорьевна, командуйте, – и он ринулся на кухню, увлекая за собой в турбулентном вихре дзен буддиста.
…Уже через полчаса гости поняли, что подарки Евдокии Григорьевны самые ощутимые и приятные на вкус. Кстати, даже родители Антона умудрились в них поучаствовать: две бутылочки красного сухого французского вина «Шато Каменсак», оставленные в их недавний приезд на хранение бабе Дусе, расширили и без того богатую вкусовую гамму праздничного стола.
Гуляли не шумно, но весело. Разговоры, правда, временами съезжали к опасной теме похода в булочную, но стараниями чуткой к таким вещам женской половины, их удалось избежать.
День рожденья Винта, можно сказать, удался.
Уже прощаясь, в дверях Винт, удержал руку Соломона.
– Разговор есть, завтра сможешь подскочить?
– Уверен?
Винт кивнул.
– Ладно, после обеда жди.
Антон вышел на балкон и смотрел, как друзья идут по переулку к Большой Черкизовской улице, они оглянулись, и он помахал им рукой – они замахали в ответ. Ребята приближались к лежбищу бомжа-Рафаила.   Антон прищурился, сквозь редкую листву удалось разглядеть пространство между ларьками, оно было пустым.

(Продолжение следует)

Comments

( 32 comments — Leave a comment )
d0z4t0r
Oct. 28th, 2015 10:12 am (UTC)
И тут без Аннушки не обошлось? :-)
sufler12
Oct. 28th, 2015 11:06 am (UTC)
Вот тут-то как раз обошлось без неё )
d0z4t0r
Oct. 28th, 2015 02:44 pm (UTC)
Но само её упоминание уже показательно :))
sufler12
Oct. 28th, 2015 03:05 pm (UTC)
Упоминание Булгаковского персонажа Аннушки в живой речи моего персонажа как раз и призвано перекинуть мостик между двумя произведениями одного жанра - мениппеи.
Но, строго говоря, Михаил, во всех романах, да и в других малых литературных формах всегда есть очень много похожего... например - слова ))
(no subject) - d0z4t0r - Oct. 28th, 2015 03:16 pm (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Oct. 28th, 2015 03:31 pm (UTC) - Expand
(no subject) - d0z4t0r - Oct. 28th, 2015 04:01 pm (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Oct. 28th, 2015 04:20 pm (UTC) - Expand
(no subject) - d0z4t0r - Oct. 28th, 2015 04:54 pm (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Oct. 28th, 2015 08:20 pm (UTC) - Expand
romankochnev
Oct. 28th, 2015 02:08 pm (UTC)
Бомж мог бы называться и Азарией? :)
sufler12
Oct. 28th, 2015 03:44 pm (UTC)
Азария - помощь Божия... в этом смысле - да, но мне этого мало )) Азария - это человек, а помощь человека может быть не всегда уместной. Рафаил - Архангел спектр его помощи более обширный и точный, он - целитель и покровитель пути - именно то, что и нужно современному человеку - исцеление на своём пути.
romankochnev
Oct. 28th, 2015 03:46 pm (UTC)
Просто под именем Азария Архангел Рафаил сопровождал Товию. Впрочем, похоже, что я не ошибся.
(no subject) - sufler12 - Oct. 28th, 2015 03:50 pm (UTC) - Expand
(no subject) - romankochnev - Oct. 28th, 2015 03:53 pm (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Oct. 28th, 2015 04:00 pm (UTC) - Expand
(no subject) - ambrazura11 - Oct. 28th, 2015 05:20 pm (UTC) - Expand
(no subject) - romankochnev - Oct. 28th, 2015 07:01 pm (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Oct. 28th, 2015 08:16 pm (UTC) - Expand
(no subject) - sufler12 - Oct. 28th, 2015 08:08 pm (UTC) - Expand
Татьяна Серегина
Oct. 29th, 2015 06:54 am (UTC)
Придумка с Рафаилом хорошая, сразу вводит читателя в мистическое восприятие произведения. И чудесное спасение Винта...очень похоже на чудесное спасение меня из под колес трамвая (кстати он внешне очень похож, и такой, каким я его видела перед собой). Да, Ангелы среди нас однозначно и понимаешь это , когда оказываешься в подобной ситуации.

Edited at 2015-10-29 06:56 am (UTC)
sufler12
Oct. 29th, 2015 07:07 am (UTC)
Да, Танюш, в мире сейчас столько мистики, что не надо быть литературным персонажем для встречи с ней. Жизнь наполнена ею аж через края и некоторые принимают за чистую монету всё, что им преподносят знаки и сны - начинают позиционировать себя мягко говоря, неправильно... нескромно, я бы сказал. Понять-то таких людей можно, но они не понимают, что Силы устраивают им проверку - куда пойдёт человек, направо или налево. Сегодня следует быть особенно трезвым в оценках своей духовной жизни в плане мистики. Её влияние, не подкреплённое практикой, наукой, логикой действует разлагающе на человека, наполняет его пустыми иллюзиями, а это всегда вызывает обратный эффект - негативный. Мы с Тобой встречали таких людей в разных блогах.

Edited at 2015-10-29 07:42 am (UTC)
ambrazura11
Oct. 29th, 2015 10:01 am (UTC)
,,Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить.,,Не секрет,что каждый верующий у врага на прицеле . Христос сказал-невозможно не прийти соблазнам,но горе тому через кого они приходят.Мистический соблазн наверно один из самых смертельных,т.к. отравляет дух человек, уводя его взор от Христа.Иоанн сказал,что можно и нужно испытывать духов от Бога ли они. Тот,который исповедает Христа пришедшего во плоти и есть Дух посланный на служение нам. Все остальные духи антихристов,которых и в апостольские времена было множество.Ну а в наше время свободного распространения всяческих знаний и практик-их легионы. Так что друзья от битвы духовной нам не скрыться нигде.Дух Святой послан утешить,наставить,укрепить чресла наши на этом пути.«И никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым.»
Andrey Fedorov
Oct. 29th, 2015 10:30 am (UTC)
Мне тоже нравится история
И лучше я не буду давать советы как ее писать и какими характерами персонажей наделять)
У меня вот тоже есть недописанная книга) Точнее, - начатая)) Но никак не сяду за продолжение. Как только оценю объем всего, что нужно знать, чтобы написать задуманное.., то сразу падает настроение)) Может, лет через 30..))
Читаем дальше)..

Edited at 2015-10-29 10:33 am (UTC)
sufler12
Oct. 29th, 2015 10:49 am (UTC)
Re: Мне тоже нравится история
Так и у меня книга только начатая ) Ещё пару постов и придётся садиться за работу... А то как-то некрасиво получится: заинтриговал и замолчал. Да и нет у меня 30-ти лет на раскачку ))
ambrazura11
Oct. 29th, 2015 11:18 am (UTC)
Re: Мне тоже нравится история
Бил себя по рукам...но напишу( без злорадства)-,,исследуйте себя-в Вере ли вы,,.Бог в помощь!
ambrazura11
Oct. 29th, 2015 01:32 pm (UTC)
Друг, это слова не мои и процитировал я их с верой в вашу веру. Я сам без поддержки Духа не могу ничего(проверено-сил просто нет). Я ведь тоже буду читать вашу книгу и хочу получить для себя некоторое откровение.Взгляните какой густой воздух вокруг нас сейчас,что-то происходит. Когда приходит благодать-растут посеянные Словом семена-это я и хотел сказать.
sufler12
Oct. 29th, 2015 01:56 pm (UTC)
Слава Богу, что так рассуждаете! "Без Меня не можете творить ничего", - сказал Господь. Я ведь на написание этой книги благословение у своего священника получил, но Промысел Божий, видимо, не предполагал, чтобы я её тогда написал... Поэтому получилось только дать затравочку - знакомство с главными героями, зато сегодня уже смогу написать то, о чём раньше и не думал. Господь помогает нам, но не спешит с этим, ждёт, пока мы дозреем до Его помощи, а мы всё-то Его торопим ))
( 32 comments — Leave a comment )